bloody_icon (bloody_icon) wrote,
bloody_icon
bloody_icon

Category:
  • Mood:

Классик о нас

paust2
Константин Георгиевич Паустовский

О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

По вопросам детской литературы мне трудно говорить. Я себя ощущаю в положении раздражающего всех свидетеля, который говорит на суде, что по этому делу он показать ничего не может.
Поэтому я очень коротко выскажу несколько элементарных мыслей, лишённых обязательного в нашей среде остроумия.
Одна из основных задач — выяснить, почему в последнее время писатели мало пишут, а иные совсем не пишут, несмотря на то, что жажда к книге у читателей огромна.
Есть несколько причин.Прежде всего писатель не пишет, когда ему нечего сказать. Эта мысль кажется нелепой. Неужели в наше время может случиться так, что писателю совершенно нечего сказать, что у него в руках нет богатейшего материала для книг? А на самом деле это так. Объясняется это прежде всего тем «собственным соком», в котором варятся писатели. Необходимо разобраться в качествах этого сока — полон ли он той остроты и крепости, какая в нём должна быть, или это сок водянистый и липкий.
Когда после долгого отсутствия из Москвы вновь возвращаешься в писательскую среду, то видишь, что причины писательской усталости, причины «неписания» лежат отчасти в недостатках этой среды. В Москве среди части писателей жизнь идёт как в самом глухом захолустье. Я не хочу обижать нашу советскую провинцию. Я говорю о захолустье старого строя. Множество чрезвычайно мелких, но между тем как будто «важных» дел, масса суеты, шума, возни, желания делать литературную политику, и притом политику копеечного размаха, всё это создаёт нетворческое, нерабочее настроение, тогда как нужно писать хорошо и много.
Последнее время я жил в Севастополе. Я встречался с краснофлотцами. Мне приходилось выступать среди них. Должен сказать, что иные из писателей при встрече с моряками были бы поставлены в тяжёлое положение, потому что наши молодые моряки — народ чрезвычайно начитанный и культурный. Они прекрасно знают и делают своё морское дело. С такой же серьёзностью и любовью, как и к морскому делу, они относятся к литературе, — и нашей, и западноевропейской. У них свежий, крепкий, здоровый вкус.
И вот не случайно при встречах они всегда задавали мне два вопроса — о роли биографии в жизни писателя и о качестве нашей литературной среды. Если на первый вопрос — о важности биографии для писателя — я мог ответить, то на второй, признаюсь, я по этическим соображениям отвечать не хотел.
После общения с людьми, которые так высоко и по-настоящему ценят литературу, особенно ясна нелепость окололитературной возни. Вот пример: отношения между писателями Москвы и Ленинграда.
Ведь это ссора из-за гоголевского «гусака», имеющего совершенно неуловимые очертания.
Что нужно сделать? Проветрить людей. Дать им возможность увидеть новые места, горизонты, простых и прекрасных людей, которые живут на пространствах нашего Союза, увидеть небо нашей страны, ощутить её великие протяжения и свежие ветры.
Колыма
Вне Москвы каждый человек виден, каждый человек на учёте. Там вы особенно ясно почувствуете, как страна относится к писателю. Нигде и никогда ещё во всём мире не было такого отношения к писателю, как у нас. Особенно резко это заметно там, где писатели бывают редко. Когда вы туда попадёте, вы узнаете подлинную высоту своего звания и крепко задумаетесь над тем, чтобы нести звание высоко.
Там действительно верят, что писатели — это «инженеры человеческих душ», люди, от которых можно многому научиться не только из книг, но и из общения с ними, из их поведения, их слов. На вас смотрят, как на человека прекрасного будущего. Это очень обязывает. Когда вы побываете в такой обстановке, вы крепнете, выветривается весь угар литературной суеты, и у вас из головы навсегда исчезают хотя бы эти ничтожные и недостойные мысли о том, кто лучше — писатели Москвы или Ленинграда.
Иные писатели не пишут из трусости. Человек написал хорошую книгу. Его подняли на щит. После этого развивается прогрессирующий страх, что каждая новая книга может быть встречена хуже первой. Не лучше ли безопасно и спокойно стричь от первой книги купоны славы и признания? Развивается чрезвычайно опасное «желание полной безошибочности» и боязнь риска. Здесь во многом виновата критика. Наша критика имеет обыкновение всё гипертрофировать — и хорошее, и дурное — и этим губит людей. Внимательной критике нужно считаться с индивидуальными особенностями каждого писателя. Этого у нас нет.
Очень мешает работе навязывание тем. Между навязанной темой и социальным заказом есть громадная разница. Совершенно ясно, что каждый искренний, органически советский писатель, берясь за любимую тему, тем самым выполняет социальный заказ. Но всё же упорное навязывание тем широко практикуется в журналах, газетах, издательствах. Это плодит высокопробную и низкопробную халтуру и дисквалифицирует писателя.
Я не останавливаюсь на материальных и бытовых условиях, они чрезвычайно тяжело сказываются на работе. Из-за материальных причин, будем говорить открыто, некоторая часть писателей уходит в кино. Кино — не искусство кино, а организация кино — действует на писателя разлагающе. Ничто так не обеспложивает, не изматывает и в конце концов не даёт такого ничтожного творческого результата, как работа в кино при настоящей его организации.
Я не могу не сказать и о той некультурности, которой страдает наша писательская среда. Примеров можно привести сотни. Тяжесть обстановки усугубляется тем, что вокруг писателей до сих пор существует армия окололитературных людей, паразитирующих на своей мнимой близости к литературе.
Остались ещё писатели, которые считают, что «нутром», талантом можно взять всё. Это нелепо. Когда-нибудь эта «нутряная сила» наткнётся на глухую стену собственной некультурности, и тогда писатель пропал.
До сих пор остались следы богемщины, причём, богемщины не французского типа, которая всё-таки создавала людей, а богемщины сивушной, «расейской», безнравственной, плодящей неуважение друг к другу.
Все объективные условия, чтобы создать настоящую большую литературу для детей, есть. Есть умное и энергичное руководство в лице ЦК ВЛКСМ, есть хорошее издательство. Совершенно необоснованны разговоры о том, что я, мол, не могу писать потому, что в издательстве сидит плохой редактор. Немногого стоит писатель, бросающий работу из-за существования в издательстве сомнительных редакторов.
Есть хорошая издательская обстановка, есть культурные и прекрасные редакторы.
Средства отпускаются большие, настолько большие, что можно осуществить одну из необходимейших вещей — дать возможность писателю работать сосредоточенно и спокойно, не думая о ежедневном заработке, дать возможность того неторопливого созерцания, которое для каждого из нас так необходимо.
Все условия для настоящей работы есть. Могут быть те или иные ошибки, вполне поправимые, но главные условия есть. Поэтому я и остановился на недостатках нашей собственной среды.
В заключение я хотел бы сказать несколько слов в связи со своей работой. Мне приходится много ездить и работать над многими темами. Но всегда случается так, что, какую бы тему я ни брал, хотя бы очень современную и как будто никакими корнями не уходящую в прошлое, всякий раз я наталкиваюсь на одно имя — имя Пушкина. Это говорит о том, что Пушкин был выше своего времени по богатству знаний, эрудиции, просвещённости. Его слова о том, что необходимо «в просвещении стать с веком наравне», — закон для каждого из нас.
Каждому из нас нужно проверить себя, чтобы не очутиться в положении голого короля, чтобы мы были достойны великой эпохи и литературы, представителями которой нам выпало счастье быть.
1936
(Паустовский К. Г. Собрание сочинений в девяти томах, т.8, М.: Художественная литература, 1984.)
Tags: Ремесло
Subscribe

  • Библиотечка плебея

    Нашёл в интернете. Судя по формулировкам, один пацанчик от безделья фтыкал во всякие книжки - про тюрьмы, про мокруху, про жызень тяжкую и…

  • Джек Лондон и МТА

    На пике известности Джеку Лондону присылали рукописи - почитать и оценить. Бездарного автора отличает непонимание людей, жизни и тупое бездумие в…

  • Настоящий детектив

    Жорж Сименон за работой Вот так открываешь файл и с первого взгляда понимаешь, что видишь детективный шедевр. Стиль великого Маэстро буквально…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Библиотечка плебея

    Нашёл в интернете. Судя по формулировкам, один пацанчик от безделья фтыкал во всякие книжки - про тюрьмы, про мокруху, про жызень тяжкую и…

  • Джек Лондон и МТА

    На пике известности Джеку Лондону присылали рукописи - почитать и оценить. Бездарного автора отличает непонимание людей, жизни и тупое бездумие в…

  • Настоящий детектив

    Жорж Сименон за работой Вот так открываешь файл и с первого взгляда понимаешь, что видишь детективный шедевр. Стиль великого Маэстро буквально…