bloody_icon (bloody_icon) wrote,
bloody_icon
bloody_icon

Category:
  • Mood:

Нигилист-невидимка-5

07-26-plakat-social-demokrat
5. Пока горит папироса

Савинков угостился папироской, которую предложил из портсигара Воглев. Расположились на скамеечке под кустом белой сирени в вышней части двора, удалённой от служб и соседей, и проезжей части, и всякого иного назойливого внимания.
— Расскажите, как там, в ссылке.
Савинков, чувствуя, что ему не подобает задавать обитателям конспиративной дачи вовсе никаких вопросов, касающихся их самих, проявил открытость.
— В Варшаве заметно лучше.
Сидели, дымили. К вечеру из травы налетала мошка. Квёлая, чухонская, не чета вологодской.
— Люди там хорошие, только много пьют и много болтают, — закончил Савинков, затянулся, протяжно выдохнул дым. — В ссылке — воля…
— Провокаторы?
— Их всегда следует опасаться. Серьёзные разговоры только с доверенными людьми.
Выслушав его, Воглев подумал, тряхнул головой, спросил предметно:
— Вы делу какому-нибудь обучены?
— Какому?
— Какому-нибудь практическому.
— У меня юридическое образование, полученное в Санкт-Петербургском университете и законченное в Германии.
— А такому делу, чтоб польза была?
Савинков замер. Напрягся. Помедлил. Спесиво поворотил к собеседнику лицо своё.
— Что вы имеете в виду?
— Химию. Технические науки, — конкретно прояснил тот.
— В этом случае настоящему делу мне придётся обучаться на месте, — с прохладцей ответил Савинков.
— Значит, готовы всё-таки?
— Давно готов. Я бежал, чтобы продолжить борьбу, а не тянуть до скончания ссылки. Лучше сгореть в деле, чем перегореть в спорах. Ежов прав, монархия изжила себя и теперь догнивает.
— Французскую революцию намерены делать?
— У власти одни слова и благие намерения. Все поступки совершаются людьми снизу.
— Снизу? — Воглев посмотрел с подозрением.
Савинков не обратил внимания и продолжал:
— Народ тёмен, это правда, но мы можем ему помочь. Наш долг — радеть за бесправных. Помогать им на стачках, организовывать, агитировать. Бороться за права забитых и угнетённых, используя полученное образование.
— Образование… — Воглев повесил голову и будто бы над чем-то тяжко раздумывал. — Образование в данном случае чистая фикция.
— Рабочие не имеют защиты закона о труде, а крестьяне голодают, потому что у них нет земли, — заводясь, сказал Савинков. — Народ неграмотен. Я был на Севере, я видел этих людей. Мы делаем что-то в столице и в Москве, но этого мало. Следует вести беседы с рабочими, склонять их к правильному пониманию жизни. Надо распространять литературу, и даже больше того — организовывать массовые забастовки. Протест должен вылиться на улицы. Ему нужно обрести вещественную форму.
— Ага, — Воглев стремительно мрачнел. — Как в девятьсот первом году. Студентов загнали в солдаты, организаторов стачек — в ссылку.
— Пусть так! Но мы должны продолжать. В ссылке я понял, что бесполезно ограничивать монархию Конституцией, нужно менять саму систему.
— Как же вы намерены это делать?
— Объединять народ. Прежде всего, в столице и крупных городах. Организовывать рабочее движение. Пролетариата здесь много, он беден и доведён до отчаяния.
— На какие шиши организовывать? — усмехнулся Воглев и крепко затянулся.
— Будем пользоваться тем, что есть, — отрешённо ответил Савинков. — А вы что можете предложить?
— Убивать их, мразей. Всех, по одному. Мразей никогда не бывает много. Если их давить, они обязательно кончатся, — Воглев почти рычал.
— Устранить какого-то министра как символ системы, безусловно, полезно для дела. Лишившись этой персоны, система останется без знамени и может оказаться склонной к позитивным переменам. Но убивать всех?
— Убивать всех!
Савинков задумчиво сосал папиросу, потом сказал:
— Индивидуальный террор — хороший метод, когда не веришь в силу рабочего класса. Мы много об этом говорили в ссылке. Делать революцию бомбами, как кидать в болото камни. Только — плюх! — и нет его. Надо организовывать народное восстание, чтобы всей массой сносить обветшавшее здание гнилой монархии.
— Это такие общие слова, даже удивляюсь, что вас отправили в ссылку.
— Террор полезен, не спорю, — возразил Савинков. — Но вместе с народным движением, а не вместо него. Для организации народного движения нужно убеждение масс, а не только лишь убийство отдельных лиц. Добрым словом и динамитом можно сделать больше, чем просто динамитом.
— Нелегко оставаться добрым, когда нет денег, — вторя своим мыслям, сказал Воглев.
— Средства, — деликатно заметил Савинков, — можно добыть, если хватит духу на экспроприацию их у финансистов и банков.
Воглев неподвижно смотрел в землю.
— Со мной вы говорите одно, за столом другое, — пробурчал он.
"Как-то не складывается беседа, — засомневался Савинков. — Я перед ним сам как не в себе. Что это, откуда?"
— Там было не совсем уместно. Ежов — паяц. Перед графиней я не хотел предстать совершеннейшим злодеем.
— А передо мной не боитесь?
Сейчас Воглев изрядно подавлял, от него исходила неприкрытая угроза.
— Я уже государственный преступник, — решил напугать его Савинков. — Не боюсь. Что вы предлагаете?
— Дело надо делать.
— Какое дело?
— Узнаете, — Воглев резко встал, бросил под ноги окурок, топнул по нему и, слегка ковыляя, зашагал к дому.
Tags: Нигилист-невидимка
Subscribe

  • Настоящий детектив

    Жорж Сименон за работой Вот так открываешь файл и с первого взгляда понимаешь, что видишь детективный шедевр. Стиль великого Маэстро буквально…

  • Криповая НФ

    Городской хоррор вполне может быть биологической научной фантастикой.

  • Сезон продаж близок

    Пора делать лунные календари.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments