bloody_icon (bloody_icon) wrote,
bloody_icon
bloody_icon

Categories:
  • Mood:

Нигилист-невидимка-8

Фото3123
8. Гиньоль Выборгской стороны.

Все знают, что опасно ступать на Выборгскую сторону, тем более, шляться в темноте по рабочим кварталам, но все стремятся туда, где гудят металлисты и текстильщики, льётся рекой крепчайшее хлебное вино и завивается горе верёвочкой.
У Сампсониевского моста он отпустил извозчика и двинулся пешедралом, чтобы не привлекать излишнего внимания. На мосту он купил у коробейника за шесть копеек пачку папирос "Лаферм" № 6, набил портсигар, закурил. Вечер пятницы не обещал быть томным.
Сойдя с моста, Анненский очутился в краю заводов и пролетариев, окончивших смену и выпивших. Презрительно выпуская дым сквозь усы, присматривался к прохожим. По набережной фланировали мастеровые. Молодые, расфранченные как благородные, в пиджачной паре и белых перчатках, не теряли надежды подцепить курсистку из тех самокритичных, которые могли искать кавалера на окраине. Семейные пары рабочих, остепенившиеся и с детишками, тащили кости вдоль Невы. Те, что двигались ближе к воде, услаждались державным ея течением. Которые в паре оказались возле края тротуара, глядели на проезжую часть. Вели беседы, исполненные супружеской любви и благочиния, то и дело слышалось: "Жрал бы дома" и "Накой мы выперлись?" Лица снулые, взгляд настороженный, и даже дети похожи на злобных карликов. Сразу видно, кто из деревни, а кто родился в городе. Не улыбается, значит, питерский. У каждого десятого в кармане финка. Деревенские попроще, со свинчатками. Здесь влёгкую могли попросить закурить и потом вывернуть карманы, но не на самой набережной, а в ближайшем переулке, оставленном без присмотра городового. Анненский знал это, потому что в самом начале карьеры выполнял роль наживки, приманивая извечных выборгских жиганов. Когда ему вторично сломали нос, Александр Павлович нашёл, что молодецкой ловкости и силы недостаточно, и отправился заполнять пробелы в области рукопашного боя и сыскной премудрости к французским коллегам. И хотя впоследствии служебную лестницу опустили в вертеп политических преступлений, где сами политические смутьяны оказались персонами чахлыми, не готовыми к прямому действию и, зачастую, физически ущербными, для жизни в Санкт-Петербурге приёмы шоссона весьма пригодились.
Анненский шёл вниз по течению и возле красных корпусов бумагопрядильной мануфактуры "Невка" свернул на Гельсингфорсскую. Завод, сложенный из кровавых кирпичей незадачливых фабрикантов Торшиловых, перешёл во владение крупного английского мануфактурщика Джона Коатса и приносил обладателю немалую прибыль, обращая молодость и силы русских людей в конечный продукт стабильно низкого качества, предназначенный для сбыта на внутреннем рынке.
Пустая, без фонарей, Гельсингфорсская составляла разительный контраст с набережной. Завод кончил работу и стих. Улицу заполняла унылая тоска, плотная, как холодец. Казалось, её можно нарезать кубами и отправлять в Италию для придания равновесия мировой жизни.
За углом в тупичке сидела, задрав юбку, голозадая баба. В нос ударил запах испражнений, крепкий, как горячий говяжий бульон. Баба поспешно поднялась, бросила подол, неуверенно пошла навстречу:
— Эй, милай, погодь…
Другой бы ускорил шаг, но не таков был известный на всю Россию сыщик. Анненский остановился, оперся на трость, поворотился к бабе, слегка избоченясь, проронил сквозь губу:
— Чё те, дура?
Баба волочила ноги. Под левым глазом у неё расплылся уже начавший светлеть фингал.
— Погодь, я те что скажу-то…
Из дальней подворотни выскользнули две гибкие тени. Подобно парижским апашам, петербургские жиганы имитировали приличия, как попугай повторяет человеческую речь, и не подглядывали за испражняющейся подельницей, тем не менее, чутко карауля неосторожного прохожего. Баба выполняла роль приманки и якоря, преграждая путь к набережной, а флибустьеры подворотен пошли на абордаж.
— Уважаемый, закурить не найдётся?
— Не курю, — развязно ответил Анненский, глубоко затянувшись окурком.
Наглый тон насторожил жиганов, однако они находились во своих владениях. Крайнее нервное возбуждение, присущее натурам испитым и недополучающим необходимых организму веществ с пищею ввиду крайней скудости ея, подталкивало на безрассудные действия.
— Во ты олень, — возмутился тот, что был пониже (во тьме они казались одинаково серыми). — Давай, лопатник доставай.
— Сблочивай лепень, живо! — рыкнул второй.
Александр Павлович стоял, покачиваясь, будто крепко залил за воротник. Баба зашла за спину, грозя повиснуть на плечах, а то и повалить наземь. От жиганов отделяла сажень, когда Анненский сплюнул окурок им под ноги.
— Попутали, черти? — с угрозою приостановил он, давая возможность противникам избежать драки.
Оранжевая искра описала дугу и ткнулась в штанину мелкого.
— Совсем берегов не видишь? — завизжал он. — Так могу бритву взять и глаза тебе протереть!
Они ринулись на него с боков, вильнув в стороны. Анненский хлестнул тростью по щеке низкого, крутнулся на носке и вонзил каблук в живот рослому. Врезал ему тростью по уху и добавил с ноги в промежность. Мелкий налетел было, но Анненский встретил его локтём в морду. Схватив трость обеими руками, что было силы ткнул наконечником в живот. Низкий утробно крякнул и сложился пополам, пуская носом кровавые пузыри. Рослый изверг протяжный стон, опустился на корточки и стал раскачиваться с лицом, искажённым судорогами огромного физического страдания.
Баба, вопреки ожиданиям Анненского, встала как вкопанная.
— Что, выссалась, старая? — спросил великий сыщик, прежде чем подбить ей другой глаз.
Tags: Нигилист-невидимка
Subscribe

  • Один прекрасный день

    Сомнения были оправданы. Следовало дать вылежаться " Нигилисту", чтобы в один прекрасный день прогуляться среди выкаченных на улицу…

  • Мало ада?

    Давно запилил " Нигилиста-невидимку" и даже обтесал. Когда роман отлежался, появились соображения, как лучше его доработать.Корявая 38-я…

  • Критикессы

    Несмотря на старания , тупой пизды из меня не получилось. В итоге, я сработал как писатель-описатель. Н. А. Ярошенко. "Курсистка"…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Один прекрасный день

    Сомнения были оправданы. Следовало дать вылежаться " Нигилисту", чтобы в один прекрасный день прогуляться среди выкаченных на улицу…

  • Мало ада?

    Давно запилил " Нигилиста-невидимку" и даже обтесал. Когда роман отлежался, появились соображения, как лучше его доработать.Корявая 38-я…

  • Критикессы

    Несмотря на старания , тупой пизды из меня не получилось. В итоге, я сработал как писатель-описатель. Н. А. Ярошенко. "Курсистка"…