bloody_icon (bloody_icon) wrote,
bloody_icon
bloody_icon

Category:
  • Mood:

План Даллеса

Не плачь
Темы пошли свирепые. Курс «Мировых ребят Йеля» покатился под финишный откос.
— Надо создать «Башкирский народный фронт» и «Татарский народный фронт», — предложил Херст Шкулёв.
— Фронт? — Доброхотов не считал себя военным.
— Откуда мы бойцов напризываем, да ещё на территории противника? — удивился Щавель.
— У нас будет гражданская армия. По поводу действующей армии ты, — палец эксперта указал на политического лидера, — будешь всем рассказывать, что она такая не нужна. Не в таком количестве, денег на неё много тратят, хотя могли бы раздать их старикам и детям. Да и вообще хорошие люди не должны служить.
— Вот как? А кто будет Родину защищать?
— Такие всегда найдутся, — ответил Херст Шкулёв. — Отребья, годного на простой ратный труд, всегда много, а умненьких, воспитанных в почтенных семьях и достойно обученных ребят мало, их нужно беречь. Если не к кому апеллировать, апеллируй к детям. Говори бабам, что их детки принесут больше пользы на высокой спокойной должности в роскоши и комфорте, чем на границе или в полевых условиях, в грязи, ожидая, когда их разменяют в первые пять минут боя. Так им и говори.
— Меня повяжут, — предупредил Доброслав.
— Не повяжут, если будешь обращаться к материнским чувствам. Баба, она не мозгом чует.
— Ну, это понятно... — потупился Доброхотов.
— Агитируй за спасение института семьи в условиях надвигающейся военной катастрофы. Больше говори про справедливость. И про катастрофу. Про всё вместе. Пугай и унижай, но говори, будто открываешь людям глаза. Быдло всегда внизу. Кто наглей, тот им командует. Те, кто поумнее, сидят в штабе. Ушлые остаются на гражданке, богатеют, активно плодясь в условиях дефицита мужчин. Какой судьбы бабы хотят своим чадам? Их дети самые лучшие, так пусть не слушают правительственные речи для быдла. Власть всегда врёт. Чтобы отребье не чувствовало себя кинутым, ему воздают чествования и требуют пойти на тяжёлую, полную лишений жизнь, возможные увечья и смерть. За навязанный общественный договор не особо желающий того молодой человек расплатится жизнью или, в лучшем случае, будущим. За пригоршню слов и во избежание общественного порицания заплатить придётся реальную цену, и притом значительную.
Засопел, завозился на верхнем этаже невольно слушающий разговоры Надхуллин. Батыр ходил всё время насупленный, как будто что-то решал для себя и не мог утвердиться во мнении. Щавель бы его сплавил, но Гомбожаб оставил привычную пару, вероятно, решив, что бойцов по пустякам не меняют.
— Ты слушай его, — сказал он Доброславу.
«Мудрая мысль, — подумал Доброхотов. — Спорная, но — да, мудрая и дальновидная. Пожалуй, соглашусь».
— Когда смутьяны устроят... — начал он.
— Стоп, — сказал Херст Шкулёв. — Если хочешь успеха, забудь это слово. Даже когда вокруг никого, мы будем говорить не «смутьяны», а «сторонники перемен», чтобы не ошибиться, когда вокруг будут наши сторонники с активной гражданской позицией. Иначе ты инициативных лидеров демотивируешь.
— Добро! — оценил Щавель и, непроизвольно поморщившись, признался: — Меня сейчас вывернет от твоих московских речей.
— Раньше могло, да не вывернуло, а теперь ты в теме.
— И я погрузился глубоко, но дна до сих пор не видно, — признал Доброхотов. — И есть ли оно?
— Дна нет! Это я тебе как человек, прошедший демократию, Большой Пиндец и зиндан с джигурдой скажу.
— А что же есть?
— Есть движуха. Больше тебе как политическому лидеру ничего не надо для полного счастья.
— И как я народные фронты организую? Что я людям скажу?
— Скажи, что они давно и хорошо всё уже знают. Всегда знали. По праву рождения. Пусть прислушаются к зову сердца. Они должны осознать свою национальную идентичность. Найти, увидеть и почувствовать — чисто интуитивно, гномики сами себе объяснят, если оставить им предмет на эмоциональном уровне без конкретных деталей. Они должны услышать голос своего рода. Башкиры — башкирский, этот голос должен призвать их отделиться от татар, а татар — от башкир, ведь их различия очевидны каждому мыслящему и тонко чувствующему человеку, несмотря на внешнее сходство. Они могут временно объединиться для того, чтобы отделиться от урысов, которые хитростью заставили правительство тратить деньги на железную дорогу, чтобы понаехать из нищей, голодной Руси. Выгнать русских за Волгу — вот что должно двигать сознательными гражданами. Выгнать и сжечь все мосты.
— Как ты выгонишь русских из Челябинска?
— Никак. Нацпатриоты туда как сунутся, так сразу кровью и умоются. Нам нужно остановить строительство железной дороги, — напомнил Щавель. — Если она будет крепко связана с ненавистью к русским, башкиры её своими руками разберут, чтобы защитить родное отечество. Из чувства патриотизма. Понимаешь?
— Понимаю, — согласился пидер.

"Хан Орды"
Subscribe

  • Библиотечка плебея

    Нашёл в интернете. Судя по формулировкам, один пацанчик от безделья фтыкал во всякие книжки - про тюрьмы, про мокруху, про жызень тяжкую и…

  • Джек Лондон и МТА

    На пике известности Джеку Лондону присылали рукописи - почитать и оценить. Бездарного автора отличает непонимание людей, жизни и тупое бездумие в…

  • Настоящий детектив

    Жорж Сименон за работой Вот так открываешь файл и с первого взгляда понимаешь, что видишь детективный шедевр. Стиль великого Маэстро буквально…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments