bloody_icon (bloody_icon) wrote,
bloody_icon
bloody_icon

Categories:
  • Mood:

Минутка творческой интеллигенции

51
В столице Северной Центральной Азии музей изобразительных искусств соседствовал с краеведческим музеем и триста лет стяжал ценности вечные. Картинную галерею, в которой сменялись бы шедевры современных мастеров, возвели под напором хлынувших из Москвы галеристов. Строили быстро и экономно, получилось богемно и небрежно. Москвичам очень понравилось, что втайне огорчило президента Бакирова.
Под гром барабанов, труб дудящих и кимвалов звякающих президент перерезал красную ленточку, преграждавшую вход в запретную зону, сунул длинные блестящие ножницы в потёртую набедренную кобуру и впустил в галерею тусовочку.
Толпа обтекла подиум в центре, временно занимающий место экспоната современной скульптуры. На помост для краткой приветственной речи взошёл директор галереи — казанский искусствовед Влодзимеж Выходек-Качмарек-Казановский, как все галеристы, беженец из Москвы.
— Я в полнейшем восхищении, дорогие друзья! От всей души приветствую собравшихся, первых шагнувших через порог убежища творческой интеллигенции. Наш центр искусства — надёжное пристанище художников, что заставляет желать всего наилучшего в самом ближайшем будущем. Художник — чувствилище своей страны. Он извещает общество, выщемляя из каши житейских происшествий, человеческих взаимоотношений наичаще повторяющееся из наиболее общезначимого. Настоящий художник безо всякого прощения овеществляет в произведениях характернейшие событийные черты, вмещает в жанр и изображает предощущения, пускай подчас нарочито, однако же эксплицитно в своей элитарности.
— Переведите, не понимаю по-польски, — негромко сказал президент, секретарю-референту.
— Это московский, — шепнул секретарь. — Я сам не понимаю.
— В завершение, хочу поблагодарить президента Северной Центральной Азии товарища Бакирова, без чьей политической воли и финансовой поддержки наша галерея не состоялась бы. А теперь всех прошу к нашему шабашу!
От подиума до дальней стены через центр галереи тянулись составленные в линию столы, по аналогии с многосоставной шведской семьёй названные «шведским столом». На них стояли холодные закуски и бутылки с лёгкими напитками. Начальник охраны принёс президенту специально проверенного белого сухого вина в бокале, как у всех. Стараясь не выделяться, президент Бакиров фланировал по галерее, кивком приветствуя здоровающихся из-за плеч телохранителей, только кобура с хромированными ножицами била по ноге. На подиум взошёл вокально-инструментальный ансамбль молодого, но раннего исполнителя гламурных песен, стилизованных под блатные шлягеры. Ансамбль заиграл. Исполнитель Чувак в портках с мотнёй до колен принялся выламываться, выговаривая речетативом беспонтовую словесную эквилибристику. Его никто не слушал. Говорили о своём. Президент тоже постарался не слушать, но не получалось.

В десять лет воровал на рынке,
Продал там отцовские ботинки.
Курил махорку,
Жарил голубей.
Пил пиво «Ёрш»,
Ел хлеб из отрубей.
Так я становился сильней.

Движимый скорее вежливостью, чем эстетическими пристрастиями, он остановился напротив большого красочного триптиха «Подпасок с огурцом», «Парубок с помидором» и «Пайсано с пейотлем». Каждая картина обладала отдельным цветовым решением и композицией, но вместе они дополняли друг друга, образуя четвёртое произведение. На первом полотне подпасок в жёлтой замшевой куртке и с белой шляпой шёл мимо склона с пасущимися овечками к палатке с пастухом. Большой зелёный огурец с тщательно выписанными пупырышками в его обтянутой тонкой кожаной перчаткой руке смотрелся особенно порочно на фоне Горбатой горы. На соседнем полотне загорелый парубок держал обеими руками огромный красный помидор и так вперился в него горящим взглядом, что пронзительное сопереживание человеку, страстно желающему русского борща, пробуждало чувство голода. Третья картина являла собой сочетание ярких пёстрых пятен — должно быть, пайсано пейотля уже вкусил.
«Это они выдумали чупакабру», — решил президент и двинулся было дальше, но оглянулся и с отвращением понял, отчего парубок с таким вожделением взирает на огромный помидор с выпуклыми краями и ложбинкой посередине.
«Одни выдумали, а другие в неё поверили, — угрюмо подумал Бакиров и отвернулся. — Они постепенно подбираются и добираются до заветной цели».
Погрузившись во мрачные мысли, он медленно шёл вдоль полотен, не все из которых представляли собой потаённые желания гламурных творцов. Встречались живописные картины из истории Белой Руси. Космонавты в чёрных скафандрах лупцевали дубинками вертлявых склизких голубых чертей. «Угощение строптивых» было написано на табличке.
http://samlib.ru/g/gawrjuchenkow_j_f/postnukpunk2.shtml
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments